Яндекс.Метрика
Школа кино Seymour House Film Shcool
Ребята слушают лекцию Антона Долина

На занятие 19 марта я несла тему. Несла информацию о кадре, плане, ракурсе, панораме, словом — такой кинематографический букварь. Для создания киноповествования необходимо знать эти понятия, также как для сочинения стихов нужны слова. И было бы глупо ставить это под сомнение.

Но всё же когда речь идет об искусстве — прежде всего необходимо чувствовать, а лишь потом — знать.

Первое, что я увидела в тот день, когда пришла в школу, — голубые глаза новой ученицы Ани. Густые русые волосы, перекинутые через плечо, и спокойную улыбку: передо мной возник образ удивительно цельного человека, цельного в каком-то ровном тепле, от неё исходящем. Я вспомнила слова, некогда услышанные от члена приёмной комиссии ВГИКа, что, в сущности, будущего режиссера можно распознать в первые секунды, когда он входит в помещение, — по пластике, облику и так далее. Вероятно, в этом есть доля правды: внутреннее сообщает внешнему форму. Но всё же страшно необходимо услышать, как человек говорит, и что он говорит.

Занятие началось с того, что ребята зачитывали заметки, которые они стали создавать с начала наших занятий. И вот одна из учениц начинает свой рассказ о том, как навещала в больнице сестру, и как им приходилось несколько часов говорить через стекло — и что это за чувство: невозможность прикоснуться к человеку, которого любишь, когда он тут, рядом. В комнате разлилась такая густая, напряженная тишина, такая редкая наполненная пауза, когда ты сердцем приник к произнесенным словам и безмолвно провожаешь их тени.

Сама я читала заметку о том, как на моих глазах на экране оживал давно ушедший человек, как сохраненный свет призывал его к жизни, чтобы через несколько мгновений он вновь исчез в темноте пустующего киноэкрана.

И до чего удивительно, и, между тем, закономерно, что размышления наши, запечатленные мгновения жизни, на самом деле имели прямое отношение к искусству кино.

Что есть наше дело, если не попытка выговорить, вышептать свою боль, свою любовь сквозь тусклое стекло киноэкрана? Что есть режиссура, если не желание сохранить человека в движущийся картинке, световом пучке?

Что надо содержать в своей душе, чтобы зрители по ту сторону стекла оказались посреди той же гулкой тишины и не могли отойти ни душой, ни мыслью от того, что происходит на экране?

Вот об этом, как мне кажется, все наши прошедшие и будущие встречи.

А к видам панорамы и построению кадра мы, конечно, вернулись, после того — главного, и теперь мы всё это знаем.

Seymour House Film School
Работа Феликса Неева, задание на тему «Визуальные подобия»

Прощаясь с новой ученицей Варей, я спросила, про что она будет писать сочинение («Мое сильнейшее художественное впечатление»), и она назвала имя театрального режиссера.

«А знаешь, что та моя заметка — она была про…» «Знаю», — ответила она, мягко улыбаясь, и исчезла за порогом.

Помните, я писала про случайности после занятия 5 марта?

Под взглядом художника они всегда собираются в стройный смысл.

Лиза Кешишева

Seymour House Film School
Работа Екатерины Велиховой «Сестра»

На этом занятии, мы снова открываем для себя новые главы. Эта глава была посвящена такому искусству, как киноязык. Это одна из самых важных и неотъемлемых частей всего кинематографа. Наш куратор Лиза погрузила нас в эту тему, в форме дискуссии, обсуждения и примеров. Мы не просто слушали термины, не понимая (или понимая, но не до конца) их значение. Мы видели, как и где они выражаются в самом, уже реализованном в материю, искусстве. Этот урок, это некое изучение алфавита, азбуки, без которого ничего бы не имело смысла.
Катя Велихова

Дневники киношколы: занятие 19 марта